пятница, 11 августа 2017 г.

КАК СУДЬЯ КРИВОРУЧКО ОСУДИЛ КОНСТИТУЦИЮ ЗА ЭКСТРЕМИЗМ




В четверг, 10.08.17 фигурант «списка Магнитского» судья Тверского суда Криворучко приговорил журналиста РБК Александра Соколова к 3,5 годам заключения в колонии общего режима за экстремистскую деятельность, которая выражалась в попытках организовать референдум.


 Алексей Вячеславович Криворучко – человек заслуженный. Именно он продлевал арест смертельно больного Сергея Магнитского. Именно он отказывался приобщить к делу материалы защиты о неоказании Магнитскому медицинской помощи, о пыточных условиях его содержания. Именно ему неоднократно поручали вести дела оппозиционеров и он всегда давал им наказания, близкие к максимальным: что нацболам, что Навальному с Яшиным.

Журналиста Александра Соколова обвинили и осудили за то, что он участвовал в инициативной группе, которая называлась: «За ответственную власть». Их идея: по итогам деятельности президента и депутатов надо проводить референдум, в бюллетене которого будут три графы: «наградить», «осудить», «оставить без последствий». То есть, по истечении срока, избиратель должен оценить: улучшилась его жизнь или ухудшилась. Улучшилась – президент и члены парламента осыпаются высшими почестями. Ухудшилась – садятся в тюрьму на срок, равный сроку полномочий. Не изменилась – остаются при своих.

 Идею данного референдума называют наивной. На мой взгляд, она просто дурацкая, поскольку граждане должны решать политическую судьбу политиков, а вопрос их уголовной ответственности должен решать суд, а не референдум. Но если сажать за глупые идеи, то за решеткой окажутся все без единого исключения парламентарии, все обитатели российского телевизора, также существенная часть избирателей и телезрителей.

Формально журналиста Соколова судили за «разжигание ненависти и вражды к социальной группе «высшие должностные лица Российской Федерации». В действительности суд и реальный приговор журналисту Соколову совпал с публикацией нескольких его резонансных расследований, в частности по злоупотреблениям и потерям госбюджета при строительстве космодрома «Восточный». Счетная палата впоследствии подтвердила выводы журналиста Соколова: была названа сумма хищений, близкая к той, что назвал Соколов – 93 млрд руб. В это же время Александр Соколов защитил кандидатскую диссертацию «Влияние рентоориентированного поведения на инвестиции госкорпораций», в которой обобщен эмпирический материал его расследований о коррупции в госкорпорациях Ростех, Роснано, Росатом и Олимпстрой. Представитель прокуратуры предупреждал Соколова, что руководство Ростеха весьма недовольно содержанием его диссертации и что эта защита для новоиспеченного кандидата наук может иметь последствия, далекие от научных.

«Дело журналиста Соколова» имеет несколько измерений. Первое, и самое очевидное, это очередное проявление патологии российской власти. Поскольку журналиста Соколова судили прямо и непосредственно за попытку реализовать 3-ю статью Конституции РФ, в которой говорится о народе как источнике власти и о референдуме, как способе эту власть осуществить. Про то, каким должно быть содержание референдума, в Конституции ни слова. Для этого есть процедуры. Судить за попытку реализовать конституционное право – преступление.

Второе измерение – расследовательская и научная деятельность Соколова, которая задевала интересы многочисленных «сильных мира сего». Гипотеза, что Соколова судили не за попытку организовать референдум, а за разоблачение высокопоставленных воров, имеет два подтверждения. Первое. Высокопоставленные воры имеют основания испытывать сильную неприязнь к Соколову, поскольку по итогам его расследований были проведены проверки, данные подтвердились и некоторые из них, попав на глаза Путину, вызвали его реакцию. То есть, высокопоставленным ворам расследования Соколова вышли боком. Второе. Журналист Соколов получил реальный срок, а главный организатор, вдохновитель и автор идеи данного референдума, Юрий Мухин отделался условным сроком.

С фигурой Юрия Мухина связано третье измерения «дела журналиста Соколова». Дело в том, что Юрий Игнатьевич Мухин – оголтелый сталинист, антисемит и мракобес. Нет ни одной гадости и глупости, из тех, что сегодня живут в самых кромешных уголках сознания наиболее реакционной части россиян, которую бы он не высказал публично. Польских офицеров в Катыни убили немцы, а Польша была главным организатором 2-й мировой. Башни – близнецы взорвало ЦРУ, а на Луне американских астронавтов никогда не было. Лысенко – гений и во всем прав, а Эйнштейн – шарлатан и все выдумал. Ну, и с Холокостом все не так просто, по большей части евреи сами все придумали. Одним словом, нахождение в одной компании с таким персонажем – это вполне определенный маркер. И у журналиста Соколова этот маркер есть. Он – левый. Не сталинист, не антисемит, не мракобес – просто левак. И уж точно – не либерал. При этом точно – против Путина и его воровской банды. Отсюда реакция на его приговор и с той и с другой стороны.

В декабре 2015 года журналист РБК Михаил Дубин обратился к Путину по время «прямой линии» с  просьбой разобраться в судьбе Соколова. Путин сказал что если парня судят за расследованию по космодрому «Восточный», то он его поддержит. Потом Путину, видимо, объяснили, что Соколов, помимо расследования по "Восточному", затевал референдум, по итогам которого могут посадить самого Путина, после чего ни о каком президентском заступничестве речи не могло быть. Для власти Соколов чужой. Намного более чужой, чем сталинист, антисемит и мракобес Мухин. Мухин – враг, поскольку умышляет против Путина. Но он – социально близкий враг. Поэтому ему – условно, а Соколову – реальный срок.

Для либеральной общественности Соколов чужой, потому что – левак. Он – не член либеральной тусовки. Поэтому протест против его осуждения есть, но он совершенно не сопоставим с той бурей, которая была поднята в связи, например, с избиением Кашина. Или с зеленкой в глаза Навального. Кстати, Навальный как раз один из немногих политиков повел себя весьма достойно, выступил в суде в качестве свидетеля защиты Соколова и публично заявил о своей поддержке журналиста.

Когда Сергей Удальцов вышел на свободу и сразу заявил о своей поддержке аннексии Крыма, я написал по этому случаю статью, в которой попытался разделить факт неправедного и возмутительного осуждения Удальцова и его крымнашистскую позицию. В комментариях к статье было немало реплик, мол, правильно его осудили и зря выпустили. Раз крымнашист, пусть сидит.

Немецкий пастор Мартин Нимёллер, выйдя из Дахау, написал стихотворение, обессмертившее его имя. Его все наверняка знают наизусть. Тем не менее, оно настолько актуально, что процитирую:

Когда нацисты пришли за коммунистами, я молчал, я же не коммунист.
Потом они пришли за социал-демократами, я молчал, я же не социал-демократ.
Потом они пришли за профсоюзными деятелями, я молчал, я же не член профсоюза.
Потом они пришли за евреями, я молчал, я же не еврей.
А потом они пришли за мной, и уже не было никого, кто бы мог протестовать

Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL


4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка

15 комментариев:

  1. Ответы
    1. Точно! Либо продливал, либо- продлил. Иначе это уже будет поэтическая крайность за пределами здорового консерватизма- не оценят, не поймут.

      Удалить
  2. С одной стороны Нимёллер, да, но с другой стороны -- разве плохо, когда твои враги уничтожают друг друга? Тут не все так однозначно...

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Действительно: Немёллер тут притянут за соплю. Тот говорил об ИНЫХ. А тут речь не просто об иных, а о − сволочах или, как минимум, дураках. В принципе, и дурака можно пожалеть; можно, но необязательно − тут личное дело каждого.

      Удалить
  3. "Про то, каким должно быть содержание референдума, в Конституции ни слова. "
    Это так. Но это только одно измерение. Есть и другие. Если, допустим, объявить референдум, по которому "всех велосипедистов/евреев/рыжих/голубых выселить на Чукотку/расстрелять - да/нет", то такой референдум точно будет противоречить другой статье конституции - стетье 19 " Статья 19

    1. Все равны перед законом и судом.

    2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности. "
    В принципе и дискриминация по признаку принадлежности "к социальной группе «высшие должностные лица Российской Федерации» тоже противоречит основному закону.
    Так что, формкально говоря, судья прав - при условии, что следствием референдума предполагалось возможное уголовное преследование. Если бы референдум просто оценивал качество управления, был бы совсем другой расклад. Не подпадающий под указанную дискриминацию.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Вообще смешивание уголовного раздела права с другими правовыми разделами и создают и политзаключенных, и экстремизм.

      Удалить
  4. Про Мухина написано с целью дискредитировать всю его деятельность. Либералам невдомек, что можно ошибаться или заблуждаться в одном и быть правым в другом. Но эмоциональный фон вокруг его имени создан. Поэтому задачу считают решенной. Сталинист, Катынь, мракобес и антисемит. При этом еще ни один суд не доказал что несчастных поляков не хотевших воевать и умирать ни за Германию ни за СССР расстреляли НКВД. Что первым выдвинул Гебельс. Про Луну промолчу. Кто его знает что там было, а что нет. О чем еще помолчать? Давайте помолчим про Сталина. Ведь целью его правления был геноцид русского народа и именно поэтому кол-во жителей за период правления Сталина включая разрушительную войну увеличился на 60 млн. человек. Тухлятина либеральная. Что тут еще сказать. Сталин, Берия, Гулаг. А больше нам ничего хорошего и не рассказывали.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. «Про Луну промолчу. Кто его знает что там было, а что нет.»

      Я всегда считал, что всеобщее среднее образование − это зло. Дурака учить − только портить. Только расплодились Шариковы, с глубокомысленным видом оставляющие следы своей беспросветной глупости.

      P.S. Мухин − это застарелый клинический случай. В нормальных странах таких просто обходят стороной и не вступают с ним в дискуссии − как со старым, выжившим из ума дедушкой не спорят его близкие.

      Удалить
    2. Ни одного слова по существу. Оно и понятно, крыть то нечем. Мухин − это застарелый клинический случай. Поэтому априори любое сказанное им - обходим стороной. Поделитесь теперь своими критериями различения профессора Преображенского (аристократа, врача, делающего аборты несовершеннолетним любовницам таких же аристократов ) от Шарикова ( алкаша, бродягу и просто дурака)

      Удалить
  5. Юрий Петров, вы явно ошиблись аудиторией. Если что, поляки, про которых идёт речь, ВООБЩЕ не должны были оказаться на территории СССР лагерях. Официально СССР с Польшей не воевал. Это вам насчёт "суд не доказал" - нужно иногда и голову применять. Так что оставьте свою совковую тухлятину для других. Здесь этому не верят.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Не должны. И куда девать эту тучу бездельников, якобы сдавшихся после бегства правительства Польши в Англию на милость гитлеровским войскам, которые затем сами в спешке бросили их СССР. А сами польские офицеры (честь и гордость своей нации) решили и вовсе не ввязываться. По такому раскладу в любом случае получив по заслугам. Это по вашей и Гебельса версии. А по версии Мухина - расстреляли их сами немцы, чтобы они не достались и не вступили в ряды Красной Армии. А после войны как известно Польша входила в страны соц. лагеря. Доступно объяснил?

      Удалить
    2. Очень неуверен. Что-то сумбурное о том, что немцы спихнули своих пленных советским союзникам чтобы потом расстрелять, когда союзники стали вражеским мясом. А заодно передёрнул с того, что интернированные стали хуже пленных. И всё это- с претензией на остроумие...

      Удалить
  6. Юрий Петров, кроме Катыни было ещё и Медное. В котором расстрел польских военных был, а немцев ни дня не было. У вашего Мухина есть этому логичное объяснение?

    ОтветитьУдалить