воскресенье, 25 февраля 2018 г.

ХАРАССМЕНТ - СЛОВО НЕРУССКОЕ





Как «Женский клуб» Государственной думы дал отпор журналисткам и защитил священное право депутатов-мужчин их лапать и делать похабные предложения

Россия, как известно, долго запрягает, зато потом удивляет своей ездой весь мир. Женский клуб Государственной думы РФ (есть, оказывается, такое депутатское объединение) дал достойный отпор очередной заразе, которую пытаются нам подбросить из-за океана. Речь идет о движении против харассмента, которое в США назвали Times Up (время истекло).

Задержка ответа была связана с тем, что в России долго не могли понять, что это за зверь такой – харассмент. Когда заголовки западной прессы запестрили этим шипяще-рычаще-свистящим словом, россияне полезли в словари и выяснили, что слово это происходит от французского harasser, что означает «изнурять, утомлять». Вот ведь с жиру бесятся, решили россияне. В чем проблема-то: утомился – отдохни и все дела. А когда вникли, недоумение переросло в возмущение.

Это что ж теперь, нормальному мужику в ресторане нельзя официантку за задницу ущипнуть? И коллегу по работе – такую загорелую после отпуска – нельзя зажать в офисе в угол и объяснить ей прямым текстом, какой рай их обоих ждет, если они прямо сейчас запрут дверь в кабинете?

Ну, и что ж, что кричат «нет!», плачут и бьют по рукам. Им же всем это нравится, а кочевряжатся потому, что так принято. Путин же все про это объяснил: «Настоящий мужчина должен всегда пытаться, а девушка должна сопротивляться». Конец цитаты. Что неясно? А вы: «харассмент!  харассмент!». Президент же разрешил.

Пока это все было в америках и европах, российское начальство в основном отмалчивалось. Но тут корреспондентка «Дождя», входящая в парламентский пул, Елизавета Антонова рассказала, что ее коллеги не раз жаловались на сексуальные домогательства и неприличные намеки депутата от ЛДПР Леонида Слуцкого. По словам Антоновой некоторые журналистки из парламентского пула из-за домогательств Слуцкого вынуждены были перестать ходить к нему за интервью, поскольку общение немедленно превращалось в банальное приставание.

На защиту депутата-мужчины встал Женский клуб Госдумы. Раньше об этом неформальном депутатском объединении слышно не было, а тут они решили заявить о себе во весь голос. «Спланированная провокация», «информационная агрессия», «безосновательные обвинения», - вот неполный перечень эпитетов в адрес корреспонденток парламентского пула, посмевших оспорить священное право депутата лапать их и делать похабные предложения. Как объяснили журналистки, ни у кого из депутатских дам из этого Женского клуба не возникло мысли пообщаться с ними и провести собственное расследование.

Считается, и это доказано рядом исследований, что присутствие женщин во власти вообще и в парламенте в частности оказывает благоприятное воздействие на политику страны, делает ее более гуманной. Видимо, и тут Россия стала исключением из правила. Один из самых драконовских и мракобесных законов, принятых в России в последнее время, носит имя Ирины Яровой, автора этого закона. Закон о декриминализации насилия в семье, основанный на нормах Домостроя, продвигала и отстаивала Елена Мизулина… Перечень женщин в разных ветвях власти, которые своей деятельностью способствуют ужесточению режима и в том числе способствуют дискриминации женщин, можно продолжать довольно долго…

Российская власть сегодня – это отравленная среда. Каждый, кто туда попадает, чтобы выжить, вынужден лишить себя человеческого облика. Женщины в российской  власти, увы, не исключение…

Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL


4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка

ДЕЛО ШАРИКОВА ЖИВЕТ И ПОБЕЖДАЕТ





Как начальник очистки сумел выжить, сделал карьеру и стал главным санитаром страны, а потом депутатом Госдумы

Комментируя обнаружение допинга в организме российского олимпийца Крушельницкого, главный санитар Госдумы Геннадий Онищенко все очень толково разъяснил. «Считаю, что это продолжение череды провокаций, за которыми, по моему мнению, может стоять Международный олимпийский комитет», - сообщил Онищенко.

Духовный предшественник Геннадия Григорьевича, Полиграф Полиграфович, на бестактный вопрос профессора Преображенского: «Кто украл два червонца?» отвечал аналогичным образом: «Может, Зинка взяла?». Правда, Шариков, в отличие от Онищенко, был менее категоричен и лишь высказал свою гипотезу.

Депутат-санитар Геннадий Онищенко развил свою мысль вширь и вглубь, разъясняя вселенский масштаб заговора против России и раскрывая технологию провокации МОК: «При этом не исключаю, что им (руководству МОК) кто-то помогает из числа членов зарубежных команд, но, скорее всего, они сами работают через обслуживающий персонал».

Воображение уже начало рисовать Томаса Баха, который под покровом ночи собирает шайку лихих горничных и инструктирует их как половчее извести наших олимпийцев, как Онищенко разъяснил уже самого этого Баха и все встало на свои места. «Спортивная карьера Баха пришлась на период, когда сборная ФРГ была лидером по применению допинга. И сам Бах точно так же использовал эти допинги и эти методики, а теперь изображает из себя святого», - сообщил Онищенко. Более того, Онищенко пригрозил рассказать известные лично ему подробности, как именно этот Бах употреблял допинг. Когда Бах в 1976 году стал олимпийским чемпионом, Онищенко служил санитарным врачом на железной дороге, потом дослужился до главного санитара Московского метро. Вероятно, это все была работа под прикрытием, а в действительности Онищенко тайно летал в Монреаль и подсматривал, как именно Бах принимает допинг.

Булгаков нас обманул. Профессору Преображенскому и доктору Борменталю не удалась повторная операция. Полиграф Полиграфыч вырвался, сбежал и дух его обрел бессмертие, воплощаясь в тела сначала советских граждан, а в последнее время – в организмы россиян. В теле Геннадия Онищенко Шариков сделал карьеру по основной специальности. Карьерный рост от начальника очистки до главного санитарного врача России, а затем депутата Госдумы впечатляет.

Эксперименты над людьми дело рискованное, поскольку возможны побочные эффекты и возврат в исходное состояние. Не исключено, что стенограмма заседания Госдумы уже в следующем заседании может выглядеть так:

Депутат Онищенко (с трибуны): Абыр-абыр… Абырвалг!

Депутат Милонов (реплика с места): Мы котов душили-душили!

Председатель Госдумы: В очередь, сукины дети, в очередь!

Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL


4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка

суббота, 24 февраля 2018 г.

ПОСЛЕВКУСИЕ - 2. О ДВУХ ПОДХОДАХ К ЯДЕРНОМУ АРСЕНАЛУ РОССИИ






О дебатах на ЕЖе-5 на тему «Отказ России от ядерного оружия: «за» и «против». Александр Гольц vs Александр Скобов.

Дебаты между одним из лучших (на мой взгляд, так просто лучшим) военных обозревателей в России, Александром Гольцом и публицистом и бывшим диссидентом, политзеком Александром Скобовым стали столкновением двух принципиально разных подходов к анализу мировых процессов: экспертно-технократического (Гольц) и гуманитарно-ценностного (Скобов). Оба, к тому же представляют разные «крылья» либерального лагеря. Скобов – левый либерал, практически, социалист. Гольц ближе к тому, что у нас называют правым либерализмом, в Британии Гольц был бы консерватором, а в США - республиканцем. Немного огрубляя, можно назвать Скобова демократом-анархистом, а Гольца - либерал-этатистом. Дебаты показали преимущества и недостатки каждого подхода. 

Именно в силу значительно большего знания «матчасти» Гольц буквально разгромил Скобова в третьем «раунде» дебатов, в т.н. «ближнем бою», когда оппоненты обменивались репликами.

 В то же время, в первом и втором «раундах» - в «презентации» и «политзачете» - зрители сочли более убедительным Скобова, поскольку его позиция была основана на непротиворечивом ценностном фундаменте. Главное противоречие Александра Гольца как демократа-государственника проявилось именно в трудности совмещения этих двух ценностей: государственничества и демократии в условиях путинской России.

Левый либерал и диссидент Скобов в ответ на вопрос, не приведет ли отказ от ядерного арсенала к возможному военному поражению России, не задумываясь, заявил, что готов сегодня вновь выдвинуть ленинский лозунг о «поражении своего правительства». Лицо государственника Гольца в этот момент выразило довольно сложную гамму чувств. Возможно, он хотел закричать: «Слово и Дело!», но сдержался и ограничился весьма точным замечанием, что реализация ленинских лозунгов привела страну к большим неприятностям…

 В этом эпизоде Гольц выиграл за счет быстрой реакции, но, если отвлечься от неудачной ссылки на «вождя мирового пролетариата», то правда в словах Скобова все-таки есть. Поскольку именно военное поражение путинского режима может  максимально быстро привести к его разрушению. Для этатиста Гольца это неприемлемо, для диссидента Скобова – нормально. Поскольку у Гольца государство имеет высокий ранг в иерархии ценностей, а у Скобова – низкий.

В «политзачете» были вопросы, при ответах на которые каждый из оппонентов, на мой взгляд, «поплыл». Александр Скобов так и не смог показать, какая может быть причинно-следственная связь между отказом России от ЯО и прекращением расползания ЯО по все новым странам и регионам. Гипотеза Скобова, что все страны последуют примеру России, мне представляется крайне наивной. Довольно неуверенно бывший советский диссидент чувствовал себя при ответе на вопрос, до какой степени демилитаризации должна дойти демократическая Россия, чтобы при этом сохранить безопасность своих границ. Тут Александру Скобову явно не хватило знания «матчасти».

В свою очередь, Александр Гольц чувствовал себя на «чужой территории», когда речь заходила о том, как все-таки искоренить имперскую болезнь, не устраняя явно стимулирующий ее фактор в виде ЯО. Невозможно не признать того, что именно «ядерная заточка» придает Путину наглость и ощущение безнаказанности и позволяет ему шантажировать мир, нарушая при этом нормы международного права. На мой взгляд, не было бы у России ЯО – не было бы оккупации Крыма и части Донбасса. Очевидно, что сам вопрос об отказе от ЯО может возникнуть, только если и когда в России к власти придут демократы. Но недавний исторический опыт подсказывает, что имперский синдром может «засыпать» на время, а затем «просыпаться». И очень не хотелось бы, чтобы вновь «проснувшийся» в России имперский синдром обнаружил висящую на стене ядерную заточку и принялся ею размахивать.

Не смог наш ведущий военный обозреватель достаточно убедительно обосновать свою веру в то, что Китай может напасть на безъядерную Россию. Ядерный Китай имеет плохие отношения и территориальные претензии к 10 своим безъядерным соседям. С безъядерным Вьетнамом Китай вел в 1979 году кровопролитную войну, потерял 22 тысячи своих военных, но ЯО не угрожал. Сегодня руководство Китая ведет достаточно взвешенную политику, реализует свои национальные интересы, методично «переваривая» ближних и дальних соседей по планете путем экономической экспансии. Одним из таких «перевариваемых» является Россия. Зачем Китаю втягиваться в тяжелейшую войну с Россией, да еще и грозить (а может, и применять?!) ЯО – эту загадку Александр Гольц так и не разгадал.

Отказ от ядерного арсенала – это вопрос обустройства России после Путина. Обсуждение этого вопроса кому-то может показаться преждевременным, а потому бессмысленным. Я так не думаю. Полагаю, что чем четче и яснее мы будем представлять конструкцию страны после краха путинского режима, чем более широкой будет дискуссия по этим вопросам, тем больше вероятности, что на смену путинскому режиму не придет такой же диктаторский или еще более кровожадный.

Посмотреть сами дебаты можно тут: https://www.youtube.com/watch?v=9OcmWaFv13g&feature=youtu.be&app=desktop

Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL


4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка

четверг, 22 февраля 2018 г.

ВОЙНА СЛОВ - 192. СТРАННИЦА ФЕКЛУША В РОССИЙСКОМ ТЕЛЕВИЗОРЕ




                                           Рисунок Васи Ложкина

Представьте себе, что вы – Соловьев. Понимаю, что противно до невозможности, но это надо для дела. Просто взгляд глазами этого субъекта лучше всего позволит понять происходящее сегодня в России. Итак, вы – Соловьев. И вы смотрите новости и понимаете, что какая-то часть ваших зрителей тоже их смотрит. И вот что вы и они видите.

 На Олимпиаде-2018 Россия прочно закрепилась на 20-м месте.

 У нашего бронзового призера по керлингу опять нашли в организме какую-то гадость, и орать «её-там-нет!» бесполезно потому, что она там есть и все это признали.

На фоне многочисленных свидетельств о гибели десятков (а может и сотен – кто их считает?) российских наемников в Сирии, унылое вранье Марии Захаровой про то, что их «всего пять и еще неизвестно, россияне ли они» выглядит все более противно, а полное равнодушие к гибели своих соотечественников президента России – все более отвратительно.

В свежем индексе восприятия коррупции от Transparency International Россия опустилась на 135 место из 180 стран, поделив его с такими державами как Гондурас, Лаос, Папуа-Новая Гвинея и Киргизия. Вы, будучи Соловьевым, можете, конечно, сделать предметом национальной гордости тот факт, что Россия в плане коррупции намного лучше Сомали, но тут Навальный опять со своей Рыбкой что-то добавил к уже сказанному про вице-премьера Приходько и его развлечения на яхте Дерипаски...

И вот вы, наблюдая весь этот катаклизм глазами Соловьева, пытаетесь сообразить, как из вот этого исходного новостного сырья произвести препарат для роста гордости за страну, и, соответственно, для укрепления ненависти к ее врагам, то есть практически ко всему остальному миру. При этом вы понимаете, что при всей фейковости и предопределенности мероприятия, назначенного на 18 марта, заказчику, помимо цифр, за которые отвечают Памфилова с Кириенко, нужен патриотический подъем. А за него отвечаете вы. Ну, в смысле Соловьев, в теле которого вы временно поселились.

У вас есть, конечно, Александр Жаров со своим Роскомнадзором, который блокирует в интернете все, что шевелится. Вот только что заблокировал сайт издания «МБХ Медиа», а в данный момент бегает за Навальным по сети и убирает все, что тот публикует про Рыбку и Приходько.

Но весь новостной поток не заблокируешь. Нужен встречный поток патриотизма и ненависти. И вот Соловьев принимается творить патриотизм и ненависть из подручного материала. Материал, прямо скажем, так себе. В студии программы «Вечер» от 21.02.18 появляется маленький человечек с лицом пожилого Пьеро, на котором выражение вечной обиды мгновенно сменяется злобной радостью и совершенно истерическим восторгом при виде микрофона.

 Человечка зовут Кургинян. В прошлый раз у Соловьева человечка обидели. Украинский эксперт Охрименко долго не давал ему говорить. В этот раз Соловьев дал человечку 40 минут монолога. В студии не было злых украинцев, и никто не мешал человечку говорить…
И он сказал. Объяснил, наконец, почему нас так не любят и что нам с этим делать. Короче, ответил на вопросы «кто виноват?» и «что делать?». «С каким-нибудь языком мира так обращаются как с русским?!» - возмущенно потребовал у планеты ответа Кургинян. С русским языком, действительно творят непотребное. Я даже не про то, что вытворяет с ним родное начальство, которое то, как президент, переходит на феню, то вводит в языковую норму дивные неологизмы типа «сосули», как это сделала глава Совета Федерации. Тут претензий нет: наш язык – что хотим то и делаем. Но вот то, что творит с великим и могучим мировое сообщество, тут Кургинян прав, терпеть это дальше невозможно. ООН, словно в насмешку, объявляет русский одним из своих официальных языков, наряду с английским, китайским, арабским, испанским и французским. При этом, мало того, что на русском говорит существенно меньшее число людей, чем на каждом из остальных пяти официальных языков ООН, так мировое сообщество еще и равнодушно наблюдает за тем, как это число неуклонно сокращается. И никто не объясняет этому бестолковому человечеству, что без таких, например, сокровищ мудрости, как те, что производятся в программах Соловьева, род людской обречен на погружение в трясину деградации и неизбежное вымирание…

Вот как, скажите мне, планета справится со своими проблемами без вот такой, например, мудрости от Кургиняна?: «На Западе происходит конец Истории… Единственным историческим народом являются русские… Запад научился развивать технику, а человека развивать не умеет… Запад стоит на точке, когда у них нет ответов… Ответы может дать только Россия».

Теперь понятно, чего лишает себя человечество, в котором уменьшается и без того невеликое число говорящих по-русски: вот как они все услышат и поймут ответы, которые дает Россия?
«От русских ждут новых путей для человечества и новых смыслов!» - речь Кургиняна по мере говорения становится все более отрывистой и пафосной, чувствуется, что он готов улететь ввысь, используя свой голос как ракетное топливо. Для подтверждения своих слов Кургинян рассказывает историю про то, как на конференции в Индии его, конечно, все узнали, окружили и стали расспрашивать про «новые пути и смыслы» из России. А один вьетнамец сообщил ему, что видит «страшный сон: вот мы стоим рядом – я владелец крупной нефтяной компании, вы – политолог, а Советского Союза – нет!». Вообще, Кургиняну за границей приходится тяжело. Его, чуть что, окружают ведущие политики мирового масштаба, а также всякая шушера из списка Forbes и начинают приставать с вопросами: «Сергей Ервандович, а как вот это понимать, а как то, и вообще, научите нас правильной жизни». А что он может им сказать? Впрочем, разве что вот то, что он сказал в студии Соловьева: «Запад должен признать русских и уйти со сцены!».

То, что вылетает изо рта Кургиняна, это вовсе не экзотика, а самый что ни на есть мейнстрим российского публичного дискурса. Российские начальники говорят то же самое, только не так возвышенно и художественно. «Американцы – дикари с атомной бомбой», - сообщил россиянам сенатор Андрей Климов в той же программе у Соловьева сразу после того, как студию покинул Кургинян и сотрудники «России 1» провели мокрую уборку помещения. «У них золотая мечта – заработать миллион и стать президентом», - продолжал делиться с россиянами своими глубокими знаниями народа США сенатор Климов, - «а больше к их внутреннему миру ничего не относится». Конец цитаты.

В пьесе «Гроза» странница Феклуша объясняет, как люди живут в других странах: «У нас закон праведный, а у них, милая, неправедный; что по нашему закону так выходит, а по ихнему все напротив… А то есть еще земля, где все люди с песьими головами». Островский написал это 159 лет назад. С тех пор в мире многое изменилось. Перемены произошли и в России. Духовные наследники странницы Феклуши стали теперь кто сенатором, кто политологом и теперь выступают по главному российскому государственному каналу. Причем, говорят то же самое, что странница Феклуша твердила более полутора веков назад…

Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL


4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка

ПОЧЕМУ В РОССИИ ЗАПРЕЩЕН "ЛЕВЫЙ ПОВОРОТ"?





Почему ошибся Михаил Борисович Ходорковский и что препятствует «левому повороту» в российской политике

Кандидата в президенты от КПРФ Павла Грудинина «мочат» в путинских СМИ почти с таким же неистовством и размахом, с каким в 1996 «мочили» кандидата от КПРФ Геннадия Зюганова. Павел Грудинин – абсолютный лидер по числу негативных упоминаний в СМИ из всех участников кампании. Ему было посвящено 20% всего эфирного времени, посвященного мероприятию 18.03.18, и 77% этого времени составил негатив. Из телевизора не вылезают обманутые Грудининым дольщики, у которых он украл (или «украл»?) землю. Дмитрий Киселев в итоговой программе «Вести недели» от 18.02.18 долго и темпераментно рассказывает о «катастрофе КПРФ» и личной драме Геннадия Зюганова, который, оказывается, является «воплощением высокой политической культуры», а теперь вот страдает из-за того, что «заложил свою репутацию за Грудинина». И далее Киселев с болью говорит об ошибке Зюганова, который «сдал родную коммунистическую партию классово чужеродному Грудинину» и проявляет трогательную заботу о «родной компартии», заявляя, что «сберечь КПРФ – в интересах России». К атаке на Грудинина привлечена и «социология по вызову». Представитель этого ремесла Федоров из ВЦИОМ услужливо сообщает что за Грудинина готовы голосовать только 47% сторонников КПРФ.

В ответ Зюганов грозит народным восстанием, а в штабе КПРФ объясняют массированную атаку на их кандидата в СМИ тем испугом, который вызвал в Кремле проведенный Соловьевым опрос слушателей «Вести ФМ», в соответствии с которым Путина поддерживают 50%, а Грудинина – 45%. Это, конечно, полная ерунда, поскольку, во-первых, медийная атака на Грудинина началась задолго до соловьевского радио-опроса а во-вторых, в Кремле далеко не все идиоты, не понимающие цену подобным медийным опросам. И в Кремле и за его пределами все знают, что никакой угрозы Путину Грудинин не представляет и его единственная цель – набрать больше Ж., чтобы сохранить за КПРФ статус второй фракции в Госдуме.

Тем удивительнее тотальная атака путинских СМИ на человека, который никакой угрозы для Путина не несет. В отличие от Зюганова образца 1996 года, который был обречен на победу в первом туре, и лишь благодаря невиданной по мощи кампании в СМИ, а также благодаря собственной изумительной трусости проиграл Ельцину.

В Кремле боятся не Грудинина, а переформатирования и укрепления левой идеи. Нынешнюю власть полностью устраивает сегодняшняя КПРФ во главе со стопроцентно управляемым и послушным Зюгановым. Но в ближайшую думскую кампанию ему стукнет 77 лет а в следующую президентскую – 80. Вопрос о преемнике Кремль, естественно, не готов пускать на самотек. Именно поэтому дрессированный Зюганов не поддержал решение съезда Национально-патриотических сил России, на котором кандидатом в президенты был выдвинут Юрий Болдарев, а Грудинин рекомендован в качестве премьера.

Юрий Болдырев в качестве участника президентской кампании – это ночной кошмар Кремля. Нет, триумфальному сохранению за Путиным его статуса он, конечно, помешать не смог бы. Но, будучи предъявлен россиянам, что неизбежно даже в условиях фейковых выборов, Болдырев вполне имел шанс превратиться в самостоятельную политическую силу, неизбежно жестко оппозиционную по направленности и вторую по поддержке среди населения. В отличие от унылого сталиниста и выросшего на административных дрожжах жуликоватого предпринимателя Грудинина Юрий Болдырев – рыцарь в серебряных доспехах с безупречной репутацией и лево-патриотической кашей в башке. На роль Кастро и Че Гевары, может и не тянет, но российский Сальвадор Альенде из него вполне мог бы получиться… Если бы позволили. Если россияне Болдырева особо не знают, то Путин его знает прекрасно. Он наверняка не забыл, как грозный и неподкупный борец с коррупцией глава контрольного управления президента Юрий Болдырев рекомендовал отстранить от должности председателя комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга Владимира Путина в связи с несусветным воровством данного Путина, которое было вскрыто и описано в докладе Салье. Такое не забывается…

 В России, несомненно, присутствуют предпосылки «левого поворота» в политике. Главная предпосылка – чудовищное неравенство и растущая несправедливость. В других странах реакцией на это всегда был именно «левый поворот». В Латинской Америке эти процессы вызвали с 1998 по 2009  левый поворот в 14 странах: в Венесуэле – трижды, в Бразилии, Аргентине и Чили – дважды, в Уругвае, Боливии, Эквадоре, Никарагуа, Перу, Сальвадоре, Коста-Рике, Панаме, Гватемале и Парагвае по одному разу.

В нулевые о неизбежности «левого поворота» в российской политике трижды писал из тюрьмы Михаил Ходорковский. В «Левом повороте-2», опубликованном в «Ъ» от 11.11.2005, МБХ утверждал: «Да, демократия не позволяет реализовать идеальную либеральную модель «каждый за себя», да, избиратель потребует уступки части свалившегося с неба нефтяного богатства на нужды тех, кто по здоровью, образованию, возрасту и другим причинам не может сам добиться личного успеха в современном обществе без его (общества) помощи. Поэтому и необходим левый поворот». После чего Ходорковский приводит еще один аргумент в пользу неизбежности левого крена российской политики: «Кроме того, левый поворот неизбежен потому что новый, «левый цикл» в большой российской политике давно уже наступил». Конец цитаты.

Прогноз Михаила Ходорковского оказался ошибочным потому, что Россия не Латинская Америка и не Франция, в которой «левый поворот» случился на 30 лет раньше, в 1968 году. «Левое поле» российской политики было выжжено октябрьским переворотом 1917 года, а затем забетонировано 74 годами советской власти. Сегодня на левом фланге этого поля могильной плитой лежит КПРФ. Эта иссохшая мумия КПСС, из которой после исчезновения 6-й статьи Конституции СССР вынули живительную силу власти, ни на что не способна. Российские гуманитарии и интеллектуалы старшего поколения, которых в школах и вузах мучили ублюдочной смесью под названием «марксизм-ленинизм» сохранили стойкую неприязнь к любым формам левого мировоззрения. В этом существенное отличие России от Европы, США, той же Латинской Америки, где в ведущих университетах воспринимают того же Маркса как одного из тех, кто заложил фундамент современной социологии наряду с Вебером и Дюркгеймом.

Опорой правых движений и партий служит бизнес. Опорой левых – институты гражданского общества. Бизнес в России государство полностью растворило в себе, сделало своей функцией. Поэтому в России нет, и пока не предвидится правых партий. Что касается гражданского общества, то его путинское государство целенаправленно уничтожало многие годы. Поэтому никакого «левого поворота» в России пока не просматривается. Есть только партия власти, противовесом которой может стать только партия бунта. Ее пока не видно, но такие «партии» обычно появляются внезапно. Именно страх того, что на левом фланге вырастет политик, способный в «час X» возглавить партию бунта и заставляет Кремль зачищать «левых», прилагая к этому столько усилий.


Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL


4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка

ГОЛЬЦ VS СКОБОВ. СТЕНОГРАММА ДЕБАТОВ




Яковенко: Тема сегодняшнего разговора – «Россия после Путина без ядерного оружия: за и против». Участвуют в разговоре Александр Матвеевич Гольц, журналист и один из лучших военных экспертов в России, и Александр Валерьевич Скобов, публицист, советский диссидент и политический заключённый, считающий, что России после Путина от ядерного оружия надо отказаться. Итак, Александр Валерьевич, Ваши пять минут. Почему России после Путина, демократической России, как мы надеемся, не нужно ядерное оружие?
Скобов: прежде всего, давайте вспомним, что из себя представляет российской ядерный арсенал. Это ядерный арсенал Советского Союза, который создавался с исключительной целью глобального противостояния Соединённым Штатам Америки и, в целом, Западу. Между ними был жёсткая конфронтация, борьба глобальных политических проектов. Они постоянно находились на грани войны, и две сверхдержавы: Америка и Советский Союз создали такие арсеналы, использование которых гарантировало уничтожение противника в случае войны. И каждая из сторон считала свой арсенал орудием сдерживания и «удара возмездия» в случае массированной ядерной атаки со стороны противника. Никакого другого рационального назначения для такого арсенала, способного уничтожить не только главного противника, но и всю цивилизацию на Земле, нет. Зачем ещё оно? Значит, всё упирается в то, что между Советским Союзом, а теперь и Россией, и Соединёнными Штатами, как лидером западного мира, существует противостояние, которое может превратиться в силовое столкновение.
А теперь давайте посмотрим, в чём причина нынешнего противостояния Запада и России. Имперские шовинисты, а также некоторая часть примкнувших к ним «полезных левых идиотов», утверждает, что в подоплёке борьба за ресурсы, более выгодные условия встраивания в мировую экономику, и каждая из сторон просто стремится к своей выгоде, подкрепляя свои экономические притязания военной силой. Но я считаю, что это абсолютно не так, в современном мире вопросы борьбы за экономическую выгоду не решаются военным путём, мир перерос тот этап, когда это было характерно. И уж тем более совершенно не рационально использовать ядерное оружие для получения экономических выгод. Значит, причина в чём-то другом. И я считаю, что путинская Россия противостоит Западу потому, что она стремится утвердить миропорядок, в котором Путин в России, или Милошевич в Югославии или Асад в Сирии будут иметь неограниченное право устраивать на своих территориях большие и малые Сребренницы. Тот проект миропорядка, который продвигает Западный мир, такую возможность должен исключить.
Подоплёка противостояния именно в этом. Мир, где каждый людоед ест своих поданных, как хочет, или мир, где это ограничено правом. Противостояние России Западу это противостояние прогрессу, и после-путинская Россия должна от него отказаться. Но если она отказывается от противостояния Западу, то ядерный арсенал оказывается не нужен.
Я: Пожалуйста, Александр Матвеевич Гольц.
Гольц: Мне досталась роль «адвоката дьявола». Потому что никого не надо убеждать в том, что ядерное оружие – это самое мощное, неизбирательное оружие, изобретённое человечеством, и любое ядерное столкновение неизбежно приведёт к исчезновению всего живого на планете. Но я бы отметил прежде всего, что вопрос, который Вы задали, до некоторой степени схоластический. Потому что понятно, что только демократическая власть в России может поставить вопрос об отказе от ядерного оружия. Но для того, чтобы поставить такой вопрос, она должна получить власть. И тогда задумаемся – она же придёт к власти в результате достаточно жестокого кризиса. По меньшей мере – сопоставимого с распадом Советского Союза.
И в этот момент обычные вооружённые силы должны будут находиться, мягко говоря, в весьма скверном состоянии. Очень сомнительно, что они будут в состоянии обеспечить территориальную целостность страны. Ядерное оружие не только предназначено для противоборства с Западом. Увы и ах, Россия имеет соседей не только на Западе, но и на Востоке. И лидеры этих стран, прежде всего Китайской Народной Республики, руководствуются совсем иными подходами. Да, мы можем сказать, что демократии не воюют друг с другом. Это правда. Но одновременно правдой является и то, что государства с авторитарными режимами считают себя вправе воспользоваться слабостью соседа для захвата территорий, «создания жизненного пространства» и прочее. А надо иметь в виду, что хотя  и сегодня и, особенно завтра, нам будут много говорить о мощи российских вооружённых сил, Российская армия намного уступает китайской. И уже не только по численности. Китай сегодня располагает обычными вооружениями, сопоставимыми, а порой и превосходящими вооружения, которыми располагает российская армия. Единственный способ сдерживания Китая  будет ядерное оружие. И здесь оно совершенно незаменимо.
Второе: увы, в прошлом году был открыт ящик Пандоры. И другой российский сосед, Корейская Народная Демократическая Республика, с диктаторским режимом во главе, стала ядерным государством. Мало того, что лидеры этой страны трудно предсказуемы, и единственный способ сдержать их, это наличие у России ядерного оружия. «Ящик Пандоры» открыт, и я могу предполагать, что в ближайшие 10-15 лет вокруг нас появится много других ядерных государств. В таких условиях отказываться от единственного средства территориальной целостности и суверенитета Российской Федерации было бы, по меньшей мере, наивно. Поэтому безъядерный мир хорош, как лозунг, но двигаться к нему одномоментным отказом от ядерного оружия, в условиях того, что ничего другого для обеспечения нашей безопасности не существует, по меньшей мере легкомысленно.
Я: Александр Валерьевич, у Вас 3 минуты для возражений или уточнения своей позиции.
С: Действительно, те, кто скептически смотрят на перспективы отказа будущей России о ядерного оружия, и при этом всё-таки относят себя к прогрессивно мыслящим людям, как правило ссылаются на угрозу китайскую. И пока Китай остаётся государством тоталитарным, а он таковым остаётся, не смотря на все рыночные реформы, политический строй там мало меняется и продолжает представлять угрозу. Но я бы возразил тут следующее: прекращение противостояния России Западу, и, как гарантия его, односторонний отказ от ядерного оружия, будет способствовать интеграции России в западное сообщество. Мы же говорим о после-путинской России, которая встанет на демократический путь. И для неё гарантией безопасности станет именно принадлежность к Западному сообществу.
Будет ли эта принадлежность оформлена официально вступлением в какой-то военно-политический союз, тоже НАТО, или как-то иначе, не знаю. Но я хочу обратить внимание на другое: Запад будет категорически не заинтересован в создании прецедента аннексии. То, что Китай делает сейчас ставку на постепенное, тихой сапой, экономическое переваривание Дальнего Востока и Сибири – это правда. И что с этим делать – большой вопрос, но не ядерным оружием тот что-то можно сделать. А если будет сделана попытка силовой аннексии российской территории, то мировое сообщество даст жёсткий отпор, просто потому что это разрушает основы существующего миропорядка. Категорический запрет на аннексии – это основа существующего мира, никаких шансов на признание аннексии Крыма нет.
Я: Спасибо, три минуты Александр Матвеевича.
Г: Не могу здесь согласиться. Прежде всего потому, что наш недавний исторический опыт показывает, что Запад чрезвычайно осторожен, когда молодая демократия хочет влиться в его ряды. Мы помним историю начала 90-х годов и знаменитое письмо с просьбой о приёме в НАТО и многие другие попытки России быстро интегрироваться в западное сообщество. Всё это наткнулось на осторожность западной бюрократии.
Нужно понимать, что слова «Запад не примет», «Запад даст жёсткие ответ» - это просто слова. Есть конкретные формы обеспечения безопасности союзников США. Это «ядерный зонтик», который распространяется на членов НАТО, Японию, Южную Корею и Австралию. Точка. Никого больше США не обещают защищать в случае конфликта. И нет никаких гарантий, что после того, как в России случится демократия, американцы, помятую обо всех извивах российского пути к ней, тут же с распростёртым объятиями нас примут и дадут гарантии, которые представляют собой наивысшую форму союза.
Второе: никто за Россию и какую-либо другую страну не будет затевать ядерную войну. В этом особенность феномена ядерного оружия, которым активно пользуется российская власть. Непонятно, что делать с великой ядерной державой, когда она нарушает международное право. Вот никак не могут этого понять. В лучшем случае это какие-то санкции. В случае, если произойдёт аннексия российской территории, эти санкции помогут нам как мёртвому припарки.
Я: Презентация позиция состоялась, и мы переходим к следующему раунду, который называется «политзачёт». Можно перевернуть «экзаменационные билеты» с вопросами. И первый вопрос я бы хотел задать Гольцу. СССР обзавёлся ядерным оружием в условиях конфронтации с Западом. Если Россия не собирается вступать в конфронтацию, то зачем ей ядерное оружие? Этот вопрос прозвучал, но всё-таки: в плане противостояния Западу сохраняется эта потребность?
Г: Нет. В плане противостояния Западу такой необходимости нет. Но я повторю, что в ближайшие годы, по моему мнению, ядерным оружием обзаведутся государства, не имеющие никакого отношения к западной демократии, со своим представлением о национальных интересах и праве использовать такого оружия. И Россия должна сохранить это оружие, как некую гарантию на будущее.
Я: Вопрос Александру Скобову: у нас был прецедент, когда несколько стран, в частности все 14 постсоветских республик отказались от ядерного оружия. В том числе и Украина, под прямые гарантии мирового сообщества. А теперь, думаю, в Украине многие жалеют об этом, потому что вероятности прямой российской агрессии, которую мы сейчас наблюдаем, не было бы. И где гарантии, что в случае отказа от ядерного орудия демократическая Россия не подвергнется агрессии со стороны соседа, при возмущённом равнодушии мирового сообщества.
С: Я отвечу несколько парадоксально на этот вопрос. Мне представляется, что если бы у Украины сохранилась часть советского ядерного арсенала, к тому моменту, когда Кремль предпринял бы свои агрессивные действия, этот арсенал Украине мало бы помог. Потому что решало здесь несомненное превосходство РФ и по обычным вооружениям, и по ядерным, и несомненное превосходство РФ по наглости напору. Если бы была решимость шантажировать ядерной войной, играть на нервах, то Россия действовала бы точно также, говоря «а попробуйте, а попробуйте применить ядерное оружие, посмотрим, что будет».
Что касается Китая, то при всём моём крайне негативном отношении к китайскому режиму, о котором я говорил, давайте посмотрим, насколько более ответственную политику проводит китайское руководство на международной арене. Как минимум, не менее ответственную, чем позднесоветское руководство, которое, как минимум, не позволяла себе «кидать камни в стеклянном доме». Китай не позволяет себе шантажировать ядерной войной, добиваясь, например, присоединения Тайваня, хотя, казалось бы, мог.
Я: Позиция понятна. В продолжение этой темы хочу задать вопрос Александру Гольцу: как правило, когда говорят о безъядерной России, говорят про большой, страшный и ядерный Китай. Но у Китая из 14 стран, с которыми он граничит, 10 стран безъядерные. Китай имеет территориальные проблемы и конфликты почти что со всеми. В 1979 году Китай вёл кровопролитную войну с безъядерным Вьетнамом. Потерял там, по минимальным оценкам, 22 тысячи человек. И тем ни менее никаких угроз применения ядерного оружия не было. Откуда возникает такая гипотеза, что Китай будет угрожать ядерным оружием безъядерной России, когда он не угрожает им всем своим оппонентам?
Г: Игорь, вы заранее заготовили вопрос, но у меня не было тезиса, что Китай будет угрожать ядерным оружием. Как я только что сказал, у Китая с головой, за пределом, хватит обычных вооружений, чтобы, не рискну сказать «одержать победу», но создать серьёзные проблемы на поле боя для безъядерной России. В этом проблема.
Я: Но почему Китай не создаёт эти проблемы всем своим безъядерным оппонентам? Да, бывают отдельные столкновения, но он не стремится одержать победу над крошечным Бутаном, над тем же самым Вьетнамом?
Я: Не могу тут согласиться. Китай создаёт проблемы. Восточно-китайское море стало место серьёзной конфронтации. Китай имеет территориальные претензии, и когда ему кажется, что он может действовать, он вводит корабли в спорные районы, вытесняет корабли других стран, там действует авиация. Другой вопрос, что там у него есть сильный оппонент: ядерная держава США. Что касается истории с Вьетнамом, не будет забывать, что де-факто Вьетнам был под советским «ядерным зонтиком», и использование ядерного оружия неизбежно повлекло бы ответ. Это конец 70-х, самый расцвет советско-китайской военной конфронтации. Тогда наши генералы предлагали Леониду Ильичу Брежневу нанести так называемый «кастрирующий удар», фактически – превентивный, по китайским ядерным силам, и решить проблему окончательно. Согласно легенде, Леонид Ильич Брежнев спросил: «а у вас есть твёрдые гарантии того, что они не запустят ни одну ракету?» И генералы сказали «Ну какая такая гарантия?». На что Леонид Ильич, человек, который помнил войну, велел им пойти очень далеко.
Я: Вопрос к Александру Скобову: в «ядерном клубе» мировых держав находятся разные страны. Есть демократические страны, есть недемократические, такие как Франция, Великобритания, Индия. Очевидно, что ядерным оружием обладает и Израиль, хотя официально этого не признаёт. Почему именно Россия должна в одностороннем порядке отказаться от ядерного оружия?
С: Самый короткий ответ будет таким. Из официальных обладателей ядерного оружия только РФ позволила себе открытый ядерный шантаж при совершении агрессивных действий в адрес соседнего государства. Кроме неё, этим занимается только Северная Корея, которая, если исходить из международного права, завладела этим оружием незаконно и не должна быть в числе ядерных держав. Я, кстати, не считаю, что режим нераспространения обречён. И что нельзя будет остановить «расползание» этого оружия на новые и новые страны. Но восстановить и подкрепить режим нераспространения могло бы как раз прекращение противостояния Российской Федерации и западного сообщества.
Я: Вопрос к Александру Гольцу. Мы все понимаем, что «имперский синдром» глубоко укоренён в российском обществе и во власти. В ельцинские времена он дремал, но в путинские – проснулся. Наличие ядерного оружия даёт таким настроениям почву, создаёт и провоцируют на реальную возможность противостояния всему миру. Как искоренить «имперскую болезнь», не устраняя этот стимулирующий фактор?
Г: Ядерное оружие не является первопричиной «имперского синдрома». Можно назвать целый ряд стран, которые обладают ядерным оружием, но как-то вылечили свой «имперский синдром», не отказываясь от ядерного оружия. Например, и Великобритания, и Франция вели в своё время колониальные войны, обладая ядерным оружием, потом от них отказались, пережили в себе этот имперский период, и продолжают обладать ядерным оружием. Так что я думаю, что с этим надо бороться другими средствами. В скобках замечу, что демократической России  не надо добиваться и мучительно выдерживать, как это делает сегодняшняя Россия, ядерный паритет с США. России нужно сохранить скромный, ограниченный ядерный потенциал.
Я: Вопрос Александру Скобову. Совершенно очевидно, что сегодня идёт интенсивная разработка новых видов вооружений, которые невозможно остановить. Целый ряд таких новых видов, как говорят, может обладать большей мощностью, чем ядерное оружие. До какой степени должна дойти демилитаризация, с Вашей точки зрения, для того, чтобы не утратить возможность сохранить целостность своей территории?
С: Я думаю, что прежде всего должны быть исключены те виды вооружений, которые создают реальную угрозу уничтожения цивилизации. Наиболее неизбирательные, наиболее катастрофические по экологическим и  гуманитарным последствиям. А таковым есть и остаётся оружие ядерное. Это самое опасное для человечества оружие. И прежде всего нужно эту бомбу, на которой живёт человечество, разрядить. А что касается новых видов вооружения, то я, конечно, не военный специалист, но в основном сейчас ведётся разработка высокоточных видов оружия, не столько большей разрушительной силы, сколько более точных, способных добиваться поставленных целей, не разрушая огромные площади. Мир становится более технологичным, соответственно развитие вооружений идёт по этому пути. И ядерное оружие становится просто анахронизмом.
Я: Спасибо. У меня есть дополнительный вопрос каждому из участников. Александр Матвеевич, вы наверняка, как человек образованный, читали рассказ Сартра «Герострат», Там была история, как человек купил револьвер, и его жизнь изменилась. Она была вся нацелена на убийство. Сам факт обладания оружием провоцирует. Существует и проблема интересов структуры, которая создаёт ядерное оружие и в значительной степени влияет на политику. Лоббизм никто не отменяет. Мы понимаем, что есть разница между обладанием ядерным оружием Францией, и Россией. Не делает ли само это обладание «револьвером» российскую власть психопатической и милитаристской?
Г: Да, делает. Тут нет никаких противоречий. Я совершенно согласен, что обладание ядерным оружием тешит комплексы неполноценности российской власти и позволяет шантажировать окружающий мир. Это не предмет спора. Но ядерное оружие ужасно своими последствиями, факт обладания им – не ужасен. Мы говорим о каком-то светлом будущем, которое настанет. И оно должно включать в себя очень ясные процедуры, прежде всего законодательные.
Я напомню, что 10 минут потребовалось Совету Федерации для принятия решений о посылке войск в Сирию. Вот этого надо избежать. Надо создать нормальные государство, имеющее нормальные процедуры, раздельные ветви власти, которые контролируют друг друга, и действовать в рамках этих процедур, как это делается в западных странах. Там есть ясные процедуры относительно этого оружия.
Приведу только один пример. Только что американская администрация издала документ, который у нас переводят как «состояние ядерных сил». Фактически это ядерная доктрина. Это очень спорный документ, который тут же оказался под огнём критики в американском Конгрессе, со стороны аналитиков, и знающие люди говорят, что в том виде, в котором это было предложено, это не будет исполнено. Потому что есть Конгресс, у которого есть возможность остановить власть, если она будет тешить с помощью ядерного оружия свои комплексы. Вот как надо это всё лечить.
Я: Тем не менее, мы согласимся, что у психопатов типа «Герострата» ядерное, да и простое оружие надо изымать.
Г: Да, но вопрос в том, как это делать. Надо «отделить» ядерное оружие от психопата.
Я: И в продолжение этого вопрос Александру Скобову, не из тех, которые были заготовлены заранее. Мы сталкиваемся с проблемой, которая напоминает спор о первичности курицы и яйца. Мы говорим, что ядерное оружие должно быть изъято из после-путинской демократической России. Совершенно очевидно, что путинская Россия или Россия, которая продолжит путинскую агрессивную политику, от оружия не откажется. Следовательно, мы будем требовать изъятия ядерного оружия у демократической России, которая гарантировано никогда не применит её в интересах разрушительных и агрессивных. То есть мы будем отнимать у миролюбивых людей инструмент защиты, а иначе постановка вопроса бессмысленна. Не вступаем ли мы здесь в порочный круг?
С: Я рискую показаться наивным идеалистом, но мне кажется, что если одна из двух главных стран-участник глобального ядерного противостояния, длившегося много десятилетий, таким образом из него выйдет и добровольно откажется от обладания ядерным оружием, то это произведёт огромное влияние на все процессы в мире. Это вызовет какую-то цепную реакцию, сокращение, хотя бы, ядерных арсеналов других стран. США станет не нужен ядерный арсенал, сопоставимый с российским. Им будет нужно только то, сколько нужно для сдерживания Китая, а их ядерный потенциал на сегодняшний день гораздо ниже американского. Он ниже порога гарантировано уничтожения цивилизация. Сама атмосфера в мире изменится, если страна вроде России пойдёт на такой шаг. И я уверен, что в этом случае можно будет создать механизмы, гарантирующие нераспространение ядерного оружия, и мир постепенно пойдёт к постепенной ликвидации такого оружия.
Я: Спасибо, но я не вижу чёткой причинно-следственной связи между отказом России от ядерного оружия и чёткими механизмами нераспространения. Но мы завершили «Политзачёт», и начинается самое главное – «Ближний бой». То есть свободный обмен репликами и аргументами. Пожалуйста, Александр Матвеевич.
Г: Мысль, в высшей мере спорная, пришла мне в ходе нашего разговора. Мы все согласны, что в нынешней ситуации ядерное оружие вредит России. Это источник имперских настроений и средство защиты России от иных, кроме санкций, средств воздействия в ответ на совершения агрессивных актов. Но если совсем по-честному: господа либералы, а не было бы ядерного оружия, значит, против России могли бы начать войну.
Я: А когда начали бы войну?
Г: Когда аннексировала бы Крым.
Я: А она аннексировала бы, если бы понимала, что у неё нет этой «заточки»?
Г: То есть Вы хотите сказать, что нынешнего режима не было бы без ядерного оружия?
Я: Режим был бы, но он не был бы таким. Это моё мнение, оно может быть ошибочно.
Г: А позвольте мне задать вопрос. Да, режим плох, да народ поддерживает этот режим. Но мы желаем ему неприятностей в виде войны?
С: Вы обратились со словам «вы либералы», хотя я вообще-то не либерал, я социалист.
Г: Хорошо, демократически настроенные люди.
С: Мне не чужда позиция известного исторического деятеля, что поражение имперской России в империалистической войне есть наименьшее зло.
Г: Но этот деятель куда-то не туда привёл эту страну…
С: Не туда. Но, тем ни менее, в обеих Мировых войнах, в Холодной войне, сколько бы кто ни говорил, что там всё было неоднозначно, что все в какой-то степени вели себя нехорошо и все были виноваты, всегда можно назвать ту сторону, которая была однозначно виновата. Которая разрушала цивилизацию, была виновником войны.
Г: Даже в Первую Мировую Войну?
С: Даже в Первую Мировую Войну. Я в этом плане доверяю старой советской историографии, которая утверждала, что агрессивность Германской Империи была главной причиной Первой Мировой Войны. Можно и про Вторую Мировую Войну говорить, что Гитлер был такой агрессивный, потому что Версальский мир был несправедливый. Тем ни менее, никаких прав начинать мировую бойню из-за ущемлённых прав судетских немцев у него не было. Возьмём Холодную войну. Тоже всё неоднозначно, потому что говорить, что СССР нёс только политические репрессии, ГУЛАГ, порабощение личности государством, а Западный альянс отстаивал только плюралистическую демократию, права человека и демократия – это упрощение. В каких-то случаях Советский Союз поддерживал реформаторские силы.
Я: Пример приведите, пожалуйста.
С: Когда СССР поддерживал прогрессивные силы? У него были, например, хорошие отношения с умеренно реформистскими режимами в Латинской Америке, не кубинского типа. А можно привести примеры, когда США поддерживал «своих сукиных сынов». Всё неоднозначно. Но при этом можно чётко сказать, кто был в первой Холодной Войне на стороне прогресса, а кто нёс реакцию. И проигрыш Советского Союза в Холодной войне – это благо для мира.
Я: С этим сложно спорить, но я не понимаю, какая тут связь с темой.
Г: Мы оттолкнулись от желания поражения своей стране ради дальнейшей победы прогресса.
С: Если бы Россия получила отпор в ответ на военную агрессию, я бы считал это справедливым.
Г: Я не о справедливости, я о том, желаем ли мы войны своему народу.
Я: Но мы уже получили войну своему народу, в Сирии и Украине.
Г: Пока что она не приобрела масштаба того, что мы называем «Войной» с большой буквы.
Я: То есть гробов маловато. Но гробов маловато наших, а есть 10000 гробов в Украине, и несколько десятков, а то и сотен тысяч гробов в Сирии. Их мы не считаем?
Г: Считаем, конечно. Я говорю только о том, что тяготы и лишения нашего народа без ядерного оружия в этой ситуации были бы куда больше.
Я: Но может быть их было бы меньше, потому что Россия не вела бы себя таким хамским образом. Этого вы не допускаете?
Г: Допускаю.
Я: Александр Скобов, ваша реплика?
С: Допускаю ли я военный отпор в случае продолжения российской агрессии? Да, допускаю.
Я: То есть вы твёрдо стоите на ленинских принципах, желая поражение своему отечеству.
С: Есть войны справедливые, а есть войны несправедливые. Война в поддержку режиму Асада, который уничтожил несколько сотен тысяч своих подданных – несправедливая.
Г: Тут нет предмета для спора. Справедливы ли или нет войны, которые ведёт сейчас Россия. Другой вопрос в том, что наличие ядерного оружия у всех или у некоторых участников конфликта в Сирии ограничивает их желание утереть друг другу нос или дать друг другу по физиономии. Последний пример – уничтожение американцами группы российских наёмников в Сирии. Очень показательно, что американцы насмерть стоят на том, что они не знали, понятия не имели, по кому стреляли. Потому что ветерок из могилы подул ровно в тот в момент, когда стало понятно, что столкновение произошло между русскими и американцами впервые со времён Корейской войны.
В ту войну был очень интересный эпизод. Пентагон практически сразу выяснил, что за штурвалами истребителей сидят советские пилоты. Но не стал говорить об этом официально. Был секретный меморандум Поля Ницца, который служил всем американским президентам до Рейгана, который доказывал, что в случае признание этого факта общественное вооружение будет такого, что мы придёт к использования ядерного оружия. И ядерное оружие в этом случае ограничило конфликт масштабами Кореи.
Я: На этом мы заканчиваем нашу программу. Вопрос этот – вопрос о будущем, что касается сегодняшних дебатов, то «политзачёт» однозначно выиграл Александр Скобов, а «Ближний Бой» - Александр Гольц. Таким образом, ничья.
 
Поддержать блог Игоря Яковенко можно так:


- PAYPAL


4081 7810 4042 2000 8420 - Счет Альфа-Банка (Перевод для Яковенко Игоря Александровича)
6390 0238 9051 578359 - Карта Сбербанка